dmitry_den (dmitry_den) wrote,
dmitry_den
dmitry_den

Categories:

Кризисы - рукотворны, а не цикличны, стохастичны или вызываны "перепроизводством"! (окончание)

Окончание. Начало - здесь

Выдвигаемая авторами модель управляемого кризиса базируется на ряде гипотез, которые верифицируются на основе статистических данных:
а) исторически доминирует один и тот же механизм управляемого циклического кризиса;

б) понимание механизма управления кризисом (мотивов его бенефициаров и их действий) позволяет прогнозировать новые кризисы;в) возможно разработать рекомендации мировому сообществу по преодолению кризисов.

Методология научного доказательства включает в себя следующее.
1. Введение понятия стандартного цикла финансового кризиса и его статистическое «портретирование»
2. Вскрытие причинно-следственных связей взаимозависимых параметров развития через устойчивость задержек во времени
3. Выявление устойчивых мотивов и интересов лиц, управляющих кризисами

Итак, основная гипотеза модели управляемого кризиса строится на предположении об устойчивом архетипе поведения мирового эмитента (негосударственной независимой Федеральной резервной системы США). Он состоит в стремлении максимизировать доходность. То, что торговля долларом является сверхдоходным бизнесом (250 000%), заставляет производителя этого товара организовывать свой бизнес по авантюрному, кризисному сценарию. Доходность эмитента в общем виде представляет собой: Доходность ≈
(номинальная) × (физическая) × (финансовая активность).

Д ~ Сх (М + ΔМ) х Ф х К


Номинальная доходность (Д) определяется ставкой рефинансирования (С) и объемом денежной массы (М + ΔМ), где М – накопленная денежная масса, а ΔМ – текущий эмиссионный прирост. Физическая доходность (Ф) определяется возможностью обмена необеспеченных «банкнот» на реальные блага. Ее характеризует региональный валютный курс доллара в странах и регионах обменов (К). Показатель финансовой активности учитывает то, что не вся эмитированная и внедренная в мировые обмены денежная масса «работает».


Для того чтобы создать финансовый кризис, то есть дефицит оборотного капитала, необходимо управлять мировой денежной массой (ее инструмент - право эмиссии доллара, принадлежащее ФРС). Но этот инструмент ограничен, поскольку он «работает» только на положительных приростах денежной массы и позволяет лишь уменьшать их до нуля. Однако для организации кризиса необходим значительный дефицит денежной массы. Крупные финансовые операторы, связанные с центром принятия решений (ФРС) являются дополнительными механизмами, которые помогают «заморозить» оборот уже эмитированной массы. Отследить существование этого механизма можно путем наблюдения за изменчивостью коэффициента финансовой активности (активность мировых инвестиций, которая является доступным статистическим показателем).

Таким образом, становится возможной количественная оценка доходности эмитента с точностью до тенденции. Математически «тенденция» позволяет увидеть причинно-следственные связи, что для проверки гипотезы на достоверность уже достаточно. Итак, латентный клуб бенефициаров (стоящий за спиной ФРС), может управлять как спросом на товар (доллар) путем эмиссии и ценой товара (ставка рефинансирования), так и «финансовой активностью», отдавая команды по цепочке соподчиненных институтов. На деле это срабатывает следующим образом.
Хотя региональным курсом доллара управляют национальные правительства, однако, в случае подчиненности авторитету, политическому или военному диктату США, десуверенизирова
нные правительства определяют курс доллара в рамках стратегии, навязываемой США в своих интересах.


При построении модели кризиса и его портретировании важно учитывать, что те параметры, которые управляются ФРС непосредственно, откликаются на «команды» сразу же (цена товара). Те же показатели, которые управляются ею косвенно, откликаются на принятие решений с некоторой задержкой. Все это находит подтверждение в анализе экономических показателей разных стран мира, а значит, очерченная схема функционирования финансовой системы является верной.

Итак, перейдем к рассмотрению механизма возникновения мировых циклических финансовых кризисов. Если рассматривать доллар как товар, то поставщик этого товара – Федеральная резервная система США – как любой продавец преследует три цели:
- продать как можно большее количество товара;
- продать товар как можно дороже;
- сделать доллар как можно более дорогим с точки зрения товарного наполнения.

По сути дела мировые финансовые кризисы представляют собой экстренные меры в условиях, когда не удается достичь максимальных показателей по поставленным целям.

Авторам представляется, что кризисы развиваются по трехфазной циклической модели (см. рис. 4).

Рисунок 4. Модель стандартного трехфазного циклического кризиса.

Первая фаза – предкризисная. Вторая – сам кризис, и третья фаза – посткризисная. В первой фазе эмитент стремится максимизировать свою доходность. Он наращивает ставку рефинансирования, объемы эмиссии и, в общем, стремится увеличить все доступные его влиянию сомножители доходности, что приводит вследствие перенасыщения рынка к падению курса доллара и снижению финансовой активности и, как следствие, – к падению доходности в целом.

У эмитента и его закулисных бенефициаров возникает задача: повысить спрос, курс доллара и активность, для чего на ниспадающей ветви доходности «организуется» кризис, в виде 1) резкого снижения объемов эмиссии (создается дефицит денежной массы);
2) снижения «по указке» финансовой активности (усиливается дефицит денежного оборота, т.е.снижается эффективная накопленная денежная масса М и, соответственно, Ф)
3) снижается ставка рефинансирования для восстановления спроса на товар-доллар. Собственно, все эти меры и приводят к ситуации кризиса.


Во второй фазе (собственно, фаза кризиса) предпринятые меры дают результат, а именно, начинается рост курса доллара и финансовой активности. Останавливается падение доходности. В третьей, посткризисной фазе, она окончательно восстанавливается, и стандартный кризисный цикл замыкается. Более того, статистика показывает, что доходность в итоге оказывается на уровне, превышающим докризисный показатель.

Проведение статистического анализа 13 кризисов (рис.2) показало, что все кризисы проистекали по изложенной выше модели. Такая закономерность может наблюдаться только тогда, когда действует одна и та же причина кризиса - управляемость. Кроме того, несовпадение конечных точек соответствующих кривых с начальными (рост доходности, о котором мы говорили выше) позволяет утверждать, что клуб бенефициаров и страна–эмитент в итоге получают прибыль от кризисов, то есть, достигают своей интегральной цели.

Помимо данного факта, ответственность ФРС и латентного клуба бенефициаров за организацию мировых кризисов может быть также подтверждена тем, что как показывает  статистика, США испытывали ущерб всего в 9% случаев кризиса за период 1960-2010 гг. В случае с Россией этот показатель достигает 67% (1990-2000 гг.). Также весьма показательна статистика мировых кризисов в составлении с собственно американскими рецессиями.



При построении исторической зависимости величины межкризисного периода она получается принципиально разной для внеамериканских мировых кризисов и собственно американских. Кризисы в США происходят все реже, а в мире – все чаще.

И наконец, последнее, но не менее важное. Денежной массой в мире, как выше уже говорилось, могут управлять финансовые мировые организации, объединенные в кланово сплоченную интернациональную сеть. При этом коэффициент клановости (показатель, который отображает долю лиц в руководстве, объединенных существенно значимым для их деятельности признаком - орденское членство, родственность, землячество, национальность) топ-состава ФРС, посчитанный по данным публичных официальных досье, составляет 47%. Для сравнения: для политического истеблишмента России этот коэффициент исторически достигал своих максимумов, но никогда не превышал 35%.

Итак, статистическая феноменология подтверждает гипотезу и объяснительную модель управляемости финансовых кризисов.


Рисунок 5. Статистический трехфазный портрет мирового циклического
кризиса (построено по статистическим данным ФРС и Мирового банка)


Наконец, стоит отдельно остановиться на том, что вышеописанные тренды, а именно, рост уровня доходности и учащение и углубление кризисов связаны напрямую, и эта связь имеет огромное значение в прогностическом плане. Рост доходности приводит к постепенному сближению исходного (предкризисного) уровня и порога устойчивости системы. В какой-то момент трендового роста исходной предкризисной доходности она достигнет порога устойчивости. Этот момент станет моментом возникновения суперкризиса, преодолеть и контролировать который в рамках существующей системы связей будет просто невозможно, и, очевидно, этот кризис покончит с текущей финансовой системой. По авторским подсчетам, этот срыв может произойти в районе 2022 года, а это означает, что мир вступает в период нестабильности, войн, терактов, экономических потрясений.

Остановимся более подробно на механизме управления мировой ликвидностью, поскольку, как мы показали выше, именно он является критически значимым для контроля над финансовой системой. Рубежным событием в функционировании международной финансовой системы явился 1971 год  - год отмены золотого долларового стандарта. Начиная с этого момента, доллар оказался не обеспеченными никакими реальными активами, он обеспечивался товарами и услугами, объем которых оценивался все теми же деньгами и вскоре оказался несопоставим с денежной массой.

В итоге финансовая система приобрела все признаки типичной финансовой пирамиды, управляемой ФРС США. Стоимость доллара определяется постоянно генерируемым искусственным спросом на него как на главную мировую резервную валюту. Фактически доллар является «ценной бумагой»,
опирающейся только на доверие к нему плательщиков, обеспеченное сложной системой политических, психологических, военных, финансовых и организационных мер. Устройство международной финансовой системы обязывает все страны пользоваться долларом в качестве главной резервной
валюты, основного платежного средства, обеспечивающего международную торговлю и, что еще более значимо, брать долларовые кредиты, для выплаты
процентов по которым, как правило, приходится прибегать к еще большим займам в тех же долларах. Все это в сумме дает ФРС право и возможность
неограниченной эмиссии, что создает мировую финансовую пирамиду.

        При этом лишняя денежная масса систематически "сбрасывается" намеждународный товарный рынок в обмен на сырье или переливается в
          высокоприбыльные сектора финансового рынка. Тем самым начинают надуватьсяразные «пузыри».

Например, в 1995-2000 гг. деньги шли, прежде всего, в сектор «высоких технологий», что отражает индекс NASDAQ. До 2000 г. рост этого индекса рос почти по экспоненте, а общий объем капитализации составил порядка 10 трлн. долларов. Цена акции многих компаний в сфере информационных технологий увеличивалась ежегодно в десятки раз. Потом вверх пошли ценные бумаги, связанные с ростом цен на недвижимость. Таким образом, сфера приложения спекулятивного капитала может меняться, поскольку стимулирование постоянного роста потребления на внутреннем и внешнем рынке является необходимым условием функционирования мировой финансовой системы.

Другим инструментом поддержания относительной стабильности финансовой пирамиды являются международные кредиты, дающие мощный «сток» ничем не обеспеченной валюты взамен на поставки реальных ценностей — сырья и товаров. При этом ФРС перекладывает большую часть последствий эмиссии
долларов на мировую финансовую систему.


Если в математической модели мирового взаимодействия валют рассматривать деньги как инструмент борьбы за доминирование, то мы увидим, что стремление внедрить свою валюту на мировой рынок присутствует всегда, и оно способствует созданию ситуации неустойчивости и суперкризиса как
кульминации этой неустойчивости.


Итак, современная система мировых финансов несправедлива, паразитарна, поскольку она базируется на присвоении блага, кризисогенна и неустойчива. Миру, так или иначе, придется находить способы ее модификации. Эти способы могут быть декоративными, что происходит на сегодня в условиях доминирования США и западного альянса, но в принципе решение задачи существует, и оно возможно только при правильном понимании природы мировых обменов и финансов, их теневых сторон.

Потребность и важность мировых материальных обменов обуславливает необходимость единой обменной валюты. Корень проблем заключается в том, что страны, вступающие в международные товарно-денежные отношения, как и в индивидуальных обменах между людьми,  объективно нуждаются в эквиваленте стоимости. Золото и иные ценные материалы в конце концов уступили место валюте в силу недостатков общего объема, физических неудобств оборота и по политическим и экономическим причинам.

Самым опасным обстоятельством в устройстве современной финансовой системы является тот факт, что национальная валюта одного государства, США, превратилась в мировую резервную валюту, эквивалент стоимости в международных обменах. В итоге США превратились в банкира - кредитора, получая за торговлю своей валютой в мире банковскую маржу невероятных размеров.

Переставая различать собственную национальную валюту и мировую, страна-эмитент, виду отсутствия международного контроля, может попросту печатать валюту в неограниченных количествах и приобретать на нее реальные блага.

Если страна сильна в военно-политическом, экономическом отношении, если она при этом, например, предлагает половине мира свои политические функции ядерного зонтика или политического патрона различных клановых, в частности, интересов, если она настолько искусна, что правящие режимы в ущерб своим странам служат интересам страны эмитента, то в таком случае формируется мировая паразитическая система, в которой главным бенефициаром выступает страна - эмитент.

Мировые финансово-экономические кризисы при этом являются результатом волевых усилий страны-эмитента, нацеленные на восстановление падающей доходности своей системы. Встает принципиальный вопрос: возможно ли создать иные системы мировой резервной валюты? В перспективе, вероятно, да. Но это произойдет в итоге череды силовых попыток, глобальных «воспитательных» кризисов, вероятно, военных конфликтов, глобальных терактов и дестабилизирующих политических событий. Мир входит в эту полосу.

Существующая паразитарная схема основана на нескольких главных ноу-хау, или технологических решениях.
1.  Эмиссия доллара осуществляется бесконтрольно со стороны мирового сообщества.

2.  Мировая резервная валюта совпадает с национальной валютой.
3.  Мировые «регуляторы» (МВФ и Всемирный Банк) являются не мировыми, а сателлитными к национальному эмитирующему центру, а именно, ФРС и США.
4. ФРС является практически частной клановой структурой, стоящей даже над самим государством США.
5. Мировая финансовая система в своей части мировой валюты, ее эмиссии и распространения фактически является клановой частной, обслуживающей достаточно узкую группировку т.н. бенефициаров.
6. Мировая финансовая система, основанная на долларе, является паразитарной, обслуживает эксплуатацию узкой группой бенефициаров практически всего остального мира.

Соответственно, перечисленные начальные условия являются постановкой задачи по переустройству мировых финансов. Все инициативы, которые сегодня наблюдаются в мировом сообществе, так или иначе, должны быть связаны с решением поставленной задачи или ее составных частей.

Именно поэтому выдвигаемые на этапе современного кризиса лидерами G7 или G20 предложения относительно более эффективного контроля эмиссии мировых финансов, производных финансовых инструментов, создания новых мировых финансовых регуляторов, выработки критериев оценки функционирования мировой финансовой системы, т.е. предложения относительно второстепенных вопросов, не способны разрешить проблем, с которыми столкнулось человечество. По сути дела, для действующего клуба бенефициаров подобного рода саммиты и заседания являются лишь способом оттянуть время.

История конфликта эксплуататора и эксплуатируемого на национальном уровне дает человечеству урок: бескровно такие конфликты не разрешаются.



Солидаризация, консолидация и действие-противодействие мира эксплуатируемого являются обязательным условием, и исторической неизбежностью. Мир должен начать консолидацию в отличном от западного альянса ареале.

Когда-то это был СССР, арабский мир, Китай, социалистический лагерь и т.н. Третий мир. На сегодня это, в первую очередь, Китай, Индия, Латинская Америка, по-прежнему арабский мир (несмотря на погром арабской солидарности в ходе инспирированных «революций»), Россия (при условии освобождения от добровольного американоцентризма и неолиберализма). И хотя в настоящий момент признаки такой консолидации могут быть охарактеризованы как не очень явные и решительные, однако, предстоящее десятилетие (2010 - 2020 гг.) будет проходить под знаком указанной консолидации.

Какова могла бы быть конструктивная программа этого движения в части мировой финансовой системы? Отвечая на сформулированные выше вызовы, она могла бы включать в себя следующее.
1. Мир должен двигаться к обновленной моновалютной системе, но выведенной из-под паразитарной системы доллара, ФРС, США и западного альянса.
2. Поскольку указанный альянс будет этому всячески препятствовать, мир может временно перейти к бивалютной системе. Вторая валюта должна стать прообразом будущей единой мировой валюты.
3. Мир должен создавать параллельные институты: аналог ООН, точнее мирового правительства с функциями социализации, гуманизации мира, с Мировым банком и единой мировой валютой, не совпадающей ни с одной национальной валютой, что принципиально, с аналогом общественных фондов потребления для перераспределения в пользу бедных стран (а не кредиторов, как это происходит в системе МВФ).

Неважно, как назвать новую единую мировую валюту. Например, от слов world и currency ее можно назвать wocur или как-то иначе. Главное, чтобы она не совпадала с любой национальной валютой. Главное, чтобы эмитирующий центр не совпадал с любым национальным центром эмиссии. Этот мировой центр эмиссии, банк кредитования, должен быть симметричными по отношению к любой стране мира. Поэтому органы - регуляторы должны формироваться не на основе взноса-вклада страны, как, например, сейчас делается в МВФ, а на основе принципа одна страна – один голос.

Поскольку такой центр эмиссии и соответствующий банкинг будут приносить доход, который на сегодня потребляют клуб бенефициаров, стоящий за спиной ФРС, и отчасти США, то он должен быть направлен в специальный фонд (аналог МВФ) и также находится под симметричным мировым контролем. Его средства могли бы играть роль общего протобюджета мира для его (мира) социализации, реализации цели перераспределения, помощи бедным странам и, в случаях форс-мажорных обстоятельств покрытия ущерба, нанесенного
тем или иным странам.


Очевидно, что практически все указанные функции на сегодня отработаны на уровне национального государства. Приходит этап в развитии мира, когда  он входит в процессы гомогенизации – не универсализма -глобализации по западному плану (закрепления паразитирования) – но реального сближения человечества.



Достаточно ясно, что США и Запад будут торпедировать такую реконструкцию мировых финансов. Поэтому начать макетировать этот процесс в виде второго параллельного полюса могли бы Китай, Индия, Арабский мир, Россия, СНГ,
Латинская Америка.


Насколько реалистичен такой план? На данный момент он, конечно, производен от количества долларовых запасов и ценных бумаг США у государств, от соблазна самим построить аналог нынешней ФРС и монополии доллара или хотя бы региональной монополии собственной валюты. Поэтому путь к принципиально новой системе организации мирровых финансов будет долг и непрост. Ускорять и стимулировать этот процесс будут все новые кризисы, а теория управляемых  мировых финансовых кризисов позволяет прогнозировать, что они неизбежны и будут происходить все чаще.

Если говорить о роли России на этом неизбежном пути, то для нее сначала необходима собственная реабилитация из того состояния, которое заставляет отнести современную Россию к сателлиту западного проамериканского альянса, включенного в систему мирового кланового управления. Не стоит подпадать под обаяние политической риторики некоторых современных российских политиков, которые вроде бы пытаются опровергнуть указанный тезис. Риторика очень часто расходится с практикой.

Россия вполне могла бы выйти в мир с предложением, основанным на вышеизложенных идеях. И это предложение было бы сообразно той роли, которая традиционно
играла Россия в мире.


Статья научного руководителя Центра В.И. Якунина в журнале "Информационные войны" (1-й номер 2013 года).

Tags: Кондратьев, Россия, Стариков, Хазин, кризис, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments